Размер шрифта Цветовая схема Изображения

ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ
ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА №630
ПРИМОРСКОГО РАЙОНА САНКТ-ПЕТЕРБУРГА


Школьный литературный квест

В библиотеке старшей школы каждый желающий до конца февраля может пройти очень увлекательный литературный квест. Ученики 5 и 6 классов уже активно его проходят, но хотелось бы, чтобы как можно больше людей приняло в нем участие. Потому что это, как минимум, интересно! 

Вам представлены фотографии композиций, составленных по мотивам 16 различных литературных произведений. А также вам даются фрагменты текстов данных произведений. Необходимо правильно сопоставить номера текстов и фотографий. Всего в квесте представлено 16 произведений. Квест составлен силами учеников 630 и других школ района. 

Игра будет продолжаться до конца февраля. Чтобы проверить свои знания и воображение, ждите правильные варианты в начале марта! Удачи! 

 

  1. «… Рассеяться б и вам и мне не худо. Ведь нынче праздники и, верно,… У Энгельгардта…».



  2. «Ночью по деревне стоял такой запах теплого хлеба с румяной коркой, с пригоревшими к донцу капустными листьями, что даже лисицы вылезли из нор, сидели на снегу, дрожали и тихонько скулили, соображая, как бы словчиться стащить у людей хоть бы кусочек этого чудесного хлеба».




  3. «Вид, который открылся передо мной, имел что-то такое же нереальное и фантастическое, и у меня никак не получалось соотнести его с тем, как мгновение назад я скучно возился с замком своего троса. Конечно, я выглядывал из иллюминатора шаттла, чтобы увидеть мир, но только теперь понял, что в действительности я его не видел. Держась за корпус корабля, который движется со скоростью 28 000 км/ч, я мог теперь по-настоящему увидеть удивительную красоту нашей планеты, бесконечное количество текстур и красок. А по другую сторону от меня – бадья черного бархата, до краев наполненная звездами».




  4. «Каким-то путем она очутилась на берегу речки. Теперь у нее не было ни ключа от московской квартиры, ни квитанции на телеграмму, ни самой телеграммы. И теперь Ольге надо было рассказывать все: и про собаку, и про ночевку в пустой даче, и про турецкую саблю, и, наконец, про выстрел.
    Скверно! Был бы папа, он бы понял. Ольга не поймет».




  5. «Все обман, все мечта, все не то, чем кажется! …Вы думаете, что эти дамы… дамам меньше всего верьте. …Как ни развевайся вдали плащ красавицы, я ни за что не пойду за нею любопытствовать. Далее, ради Бога, далее от фонаря! и скорее, сколько можно скорее, проходите мимо. Это счастие еще, если отделаетесь тем, что он зальет щегольской сюртук ваш вонючим своим маслом. Но и кроме фонаря, все дышит обманом. …Он лжет во всякое время, … но более всего тогда, когда ночь сгущенною массою наляжет на него и отделит белые и палевые стены домов, когда весь город превратится в гром и блеск, мириады карет валятся с мостов, форейторы кричат и прыгают на лошадях и когда сам демон зажигает лампы для того только, чтобы показать все не в настоящем виде».




  6. «Нам учиться целый день Лень, лень, лень. Надоело! Нам бы бегать и играть, Мяч бы по полю гонять – Это дело!».




  7. «С неумолимой последовательностью шел процесс умирания, и не было в мире до сих пор такой силы, которая могла бы остановить или сделать обратимым этот процесс. Но вот врач бросает щепотку желтого порошка в раствор поваренной соли, вливает эту жидкость в кровь приговоренного к смерти, и через несколько часов исчезает изнуряющий озноб, ослабевают боли, приходит счастье глубокого, ровного сна. Незаметно, исподволь прекращается мучительная борьба тела с надвигающимся прекращением жизни».




  8. «У Настасьи, Степановой-то вдовы, шкатулка осталась. Со всяким женским прибором. Кольца там, серьги и протча по женскому обряду. Настасья в сиротстве росла, не привыкла к экому-то богатству. С первых годов, как жили со Степаном, надевывала, конечно, из этой шкатулки. Только не к душе ей пришлось. Наденет кольцо... Ровно как раз впору, не жмет, не скатывается, а пойдет в церкву или в гости куда - замается. Серьги навесит - хуже того. Уши так оттянет, что мочки распухнут. А на руку взять - не тяжелее тех, какие Настасья всегда носила. Буски в шесть ли семь рядов только раз и примерила. Как лед кругом шеи-то, и не согреваются нисколько».




  9. «Я иногда просто удивляюсь, глядя на свой стол. Как много предметов на нем умещается. Тут рваные учебники и тетрадки в четыре листика, ручки, карандаши, линейки. Их, правда, теснят гвозди, шурупы, обрывки проволоки и другие нужные вещи. Я очень люблю гвозди. Они у меня есть всех размеров и разной толщины. А мама почему-то их совсем не любит. Она много раз выбрасывала их, но они снова возвращаются на мой стол, как бумеранги. Мама сердится на меня за то, что я больше люблю гвозди, чем учебники. А кто виноват? Конечно, не я, а учебники. Не надо быть такими скучными».




  10. «Но такова сила привычки, что не только простолюдины, всегда жадные до кровавых зрелищ, но даже знатные дамы, наполнявшие галереи, глядели, не отрываясь, на побоище с захватывающим интересом и волнением; однако они не выражали желания отвести глаза от столь ужасного зрелища. Правда, иные прелестные щёчки бледнели; по временам, когда чей-нибудь возлюбленный, брат или муж внезапно падал с лошади, раздавались испуганные возгласы. Но большинство дам поощряли бойцов рукоплесканиями, махали платками и шарфами и восклицали: «Молодецкое копьё! Добрый меч!», когда ловкий удар или толчок попадал в поле их зрения.
    Если даже прекрасный пол принимал такое живое участие в кровавой потехе, можно себе представить, с каким азартом следили за ней мужчины. Их волнение выражалось громкими кликами при каждом новом повороте боя; взоры всех были прикованы к происходящему на арене; глядя на зрителей, можно было подумать, что они сами раздают или получают удары. В минуты затишья слышались громкие восклицания герольдов:

           -  Сражайтесь, храбрые рыцари! Человек умирает, а слава живёт! Сражайтесь! Смерть                   лучше поражения! Сражайтесь, храбрые рыцари, ибо прекрасные очи взирают на ваши                 подвиги».

           

  1. «Назовите судно «Геркулес» или «Богатырь» – перед ним льды расступятся сами, а попробуйте назовите свое судно «Корыто» – оно и плавать будет, как корыто, и непременно перевернется где-нибудь при самой тихой погоде. Вот поэтому я перебрал и взвесил десятки имен, прежде чем остановил свой выбор на том, которое должна была носить моя красавица яхта. Я назвал яхту «Победа». Вот славное имя для славного корабля!».




  1. «Если в мире все бессмысленно, - сказала Алиса, - что мешает выдумать какой-нибудь смысл?».




  2. «Миллионы лет у цветов растут шипы. И миллионы лет барашки все-таки едят цветы. Так неужели же это не серьезное дело -понять, почему они изо всех сил стараются отрастить шипы, если от шипов нет никакого толку? Неужели это не важно, что барашки и цветы воюют друг с другом? Да разве это не серьезнее и не важнее, чем арифметика толстого господина с багровым лицом? А если я знаю единственный в мире цветок, он растет только на моей планете, и другого такого больше нигде нет».




  3. «Документ гласил следующее: «In Sneffels Yoculis crater em kem delibat umbra Scartaris Julii infra calendas descende, audas viator, et terrestre centrum attinges. Kod feci. Arne Saknussemm». В переводе это означало: «Спустись в кратер Екуль Снайфедльс, который тень Скартариса ласкает перед июльскими календами, отважный странник, и ты достигнешь центра Земли. Это я совершил, – Арне Сакнуссем».
    Время не терпит! Время бежит так быстро! 
    - Но ведь теперь только двадцать шестое мая, и до конца июня… 
    - Гм, неужели ты думаешь, невежда, что до Исландии так легко доехать? Если бы ты не убежал от меня, как сумасшедший, то я взял бы тебя с собою в Копенгагенское бюро, к "Лифендеру и компания". Там ты узнал бы, что пароход отходит из Копенгагена в Рейкьявик только раз в месяц, а именно двадцать второго числа. 
        - Ну? 
        - Что - ну? Если бы мы стали ждать до двадцать второго июня, то прибыли бы слишком поздно и не могли бы видеть, как тень Скартариса падает на кратер Снайфедльс. Поэтому мы должны как можно скорее ехать в Копенгаген, чтобы оттуда добраться до Исландии. Ступай и уложи свой чемодан! 
    В течение всего дня непрерывно приносили в дом разные инструменты, оружие, электрические аппараты.  Мне снились зияющие бездны! Я сходил с ума. Я чувствовал, будто бы меня схватила сильная рука профессора, подняла и сбросила в пропасть! Я летел в бездну со все увеличивающимся ускорением падающего тела. Моя жизнь обратилась в нескончаемое падение вниз".

     


  4. «Что может быть прекраснее бескрайнего синего моря с его невероятными тайнами и романтическими приключениями?
    Сокровища погибших кораблей, морское братство, отвага, честь, романтизированные кинематографом образы морских разбойников способны захватить в плен фантазий даже самую примерную девочку, превратив ее в отчаянную и смелую девчонку. И кто знает, что ждет ее там, за голубым горизонтом?».




  5. «…поспешно сдернул с ноги ботинок, стащил мокрый грязный носок, сунул в него дневник, и бросился вдогонку по безлюдному коридору. Нагнал он их на площадке лестницы и, запыхавшись, остановился…»
    «…Интересно, каким это образом правительство мог­ло помешать мосту обрушиться? Возмутительная нелепость — намекать, будто на строительство мос­тов тратится недостаточно средств. Мосту не было еще и десяти лет, лучшие эксперты теряются в до­гадках, отчего он вдруг разломился ровно посере­дине, отправив дюжину автомобилей на дно реки. И как только наглости хватило заявить, что причи­на двух зверских убийств, широко освещавшихся в средствах массовой информации, — нехватка по­лицейских? И что правительство обязано было ка­ким-то образом предвидеть внезапный ураган, про­несшийся по нескольким графствам к юго-западу от Лондона».